О. Хухлина: За минувшие несколько месяцев были приняты два важных документа, касающихся социальной поддержки детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Первый документ очень, на мой взгляд, правильный и полезный – это поправки в Федеральный закон от 21.12.1996 № 159-ФЗ «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», который устанавливает льготы и меры социальной поддержки для ребят, оставшихся без родительского попечения. Меры, связанные с помощью в трудоустройстве, когда выпускники, как впервые ищущие работу, приходят на биржу труда, чтобы им помогли эту работу найти. Ранее была жесткая установка, что повышенное пособие по безработице в течение полугода можно получать выпускнику только в том случае, если он раньше нигде не работал. То есть ни временно, ни постоянно, никаким образом. Теперь эта поправка убрана, и если ребенок до выпуска работает временно по направлению службы занятости (это могут быть выходные дни, каникулы, вот такие периоды), то у него сохраняется эта льгота, то есть когда он после получения диплома приходит на биржу труда и становится на учет как безработный, то первые полгода он получает повышенное пособие по безработице. Но этот плюс, на мой взгляд, как всегда, имеет некоторые минусы, связанные именно с формулировкой закона, потому что там написано: «работающий временно по направлению службы занятости». К сожалению, такая практика складывается, что в службе занятости заведомо меньше вакансий для наших ребят: для несовершеннолетних, для школьников, для тех, кто не имеет какого-то опыта работы или специальных навыков. А получается, что если ребенок сам нашел подработку, даже в структуре, которая готова взять официально, то эта льгота уже на него не распространяется. На мой взгляд, это неправильно. И второе, чего явно не хватает этому закону (и мы уже с этим столкнулись за несколько летних месяцев) – не хватает официальных разъяснений либо от Минтруда, либо от службы занятости не очень понятно, как выпускнику доказывать, что он действительно работал временно. По закону в трудовой книжке запись будет без указания о том, что характер работы – временный, а работодатель может не согласиться заключить срочный трудовой договор, или в этом срочном договоре могут что-то не так написать. Поэтому здесь хотелось бы, конечно, каких-то разъяснений, инструкций от Минтруда.

Вторая поправка – тоже, на мой взгляд, немножко спорная. Это то, что, если выпускнику назначено повышенное пособие, то это пособие сохраняется в случае, если служба занятости направляет его поучиться немного, то есть как он получал, скажем, по Москве среднюю зарплату по региону, около 80 тысяч рублей в этом году, так и стипендию он будет получать в том же размере. С одной стороны – конечно, льготы и поддержка, с другой стороны – меня вообще немножко смущает вот это определение суммы, поскольку мне кажется, что привязка к средней зарплате по региону – она концептуально неправильна. Концептуально было бы делать привязку, например, к прожиточному минимуму в регионе (так, в Москве это сейчас 15,5 тысяч): один или, может, полтора-два прожиточных минимума, потому что понятно, что здесь мы ребят ставим в очень такую тяжелую ситуацию. Первые полгода (не важно, учится он как студент, получает профессию, либо ищет с помощью биржи труда работу) он получает очень приличное пособие (не у всех такие зарплаты), а потом ему необходимо выходить на работу как молодому специалисту на 10-15 тысяч рублей в месяц. Это, конечно, очень тяжело, психологически выпускникам это сложно, но, тем не менее льгота такая есть, закон был принят в мае месяце, он уже действует, все поправки уже работают.

Второй закон, который был подписан летом, – это Федеральный закон от 18 июля 2017 г. № 162-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», которым устанавливаются дополнительные меры поддержки для детей, чьи родители неизвестны (так называемые подкидыши, у которых в свидетельстве о рождении стоит прочерк и в графе «мать», и в графе «отец»). Эти дети теперь получат право на такую же пенсию, как получают дети в связи с потерей кормильца. Это давняя история, уже несколько лет она длится, и есть даже судебная практика положительная на эту тему: некоторым опекунам удавалось получать такую поддержку (эту пенсию) через суд. Что здесь самое важное? Что эта пенсия выплачивается либо до 18, либо до 23 лет (в случае, если лицо из числа детей-сирот учится по общей форме на дневном отделении). Установлен размер социальной пенсии – 10068 рублей (озможно, на него еще будут распространяться дополнительные региональные доплаты). Здесь есть важное отличие от пенсии по потере кормильца: эта выплата прекращается, если так называемый подкидыш был усыновлен. А если усыновляют ребенка, родители которого умерли, то пенсионное обеспечение сохраняется, если пенсия по потере кормильца уже была назначена до усыновления. Так что здесь есть один нюанс. С января 2018 года этот закон начнет действовать. Соответственно, таким ребятам можно будет оформлять пенсию.