На третий день знакомство Сони с профессиями продолжилось. Благодаря компании «Аэрофлот» – соорганизатору проекта «Поезд надежды» – девочка смогла своими глазами увидеть, как готовят к работе в небе бортпроводников.

Когда мы приехали в Шереметьево, в Авиашколу «Аэрофлота», там уже полным ходом шли занятия. В огромном тренажерном зале, посреди которого установлены настоящие надувные трапы самолетов, молодые люди в белых форменных комбинезонах отрабатывают свои действия при аварийной посадке. Наш экскурсовод Татьяна, проработавшая в воздухе много лет, объясняет Соне:

Татьяна, экскурсовод: Это комплекс, где проходят подготовку по аварийно-спасательным процедурам. Но, слава богу, в «Аэрофлоте» это бывает очень редко. То есть мы с этим не сталкиваемся в повседневной жизни, но обязательно должны быть готовы к любой ситуации. Главная наша задача – одна из главных задач! – это обеспечение безопасности, поэтому наши бортпроводники тренируются…  Ну вот все-таки если у нас будет аварийная ситуация, и нам нужно будет выбросить трапы и эвакуировать пассажиров… Сейчас идёт тренировка именно … как это должно быть. А сейчас будут эвакуировать пассажиров… Можно пройти…

(Идет учебная эвакуация)

Экскурсовод сообщила Соне, что Тренажерный комплекс «Аэрофлота», в котором мы находимся – один из крупнейших в Европе.

Татьяна: Мы очень гордимся тем, что у нас есть такой собственный комплекс. Сейчас мы с вами видим как раз, как наши бортпроводники спускаются по трапам. Это эвакуация пассажиров происходит. Есть здесь различные трапы, как вы видите, да? Они разные, они разной высоты, они принадлежат разным самолётам. Самый большой трап, который  мы видим, это – самолёта Боинг три семёрки, который используется в авиакомпании. А сегодня мы тренируемся на трапе, который принадлежит самолёту А-320. Так, мы можем пройти дальше?

И. Зотова: Да, пойдёмте…

Татьяна (ведет Соню к учебному стенду, изображающему часть салона самолета с пассажирскими креслами и дверью): Дальше идёт тренировка на двери. Здесь представлены все двери, которые используются в авиакомпании… (подходит к инструктору) Дмитрий, добрый день!

Дмитрий, инструктор: О-о-о! Здравствуйте!

Татьяна: Расскажите нам, пожалуйста, что здесь происходит…

Дмитрий: Сейчас у нас молодые бортпроводники, которые прошли у нас курс первоначального обучения, будут отрабатывать элементы здесь на земле.  (Соне) Что, хотите попробовать?

Татьяна: Да! Это наша героиня.

Дмитрий: Наша героиня?

Татьяна: Будущая наша стюардесса.

Дмитрий: Ну хорошо, значит нам…

Татьяна (одновременно): Да! Значит нам нужно…

Дмитрий: Сейчас, непосредственно… подходим к двери. Подходите к двери! Мы работаем по чек-листу. Бортпроводник или бортпроводник 1Р,  придя на самолет начинаете проверять его исправность. Дальше вы, как бортпроводник… Хотите дверь открыть?

Татьяна: Да, давайте откроем...

Дмитрий: Ну давайте. Процедура открытия двери следующая: вы убеждаетесь в том, что селектор у нас находится в положении «дизан», то есть дверь будет открыта в обычном состоянии, что не моргает индикатор «cabin pressure»… Беритесь за страховочную ручку рукой. Вот так левой, правильно, вот так левой рукой. Соответственно, следующий момент, что вы хотите сделать? Беретесь за ручку открытия двери, приподнимаете на три градуса, вот так, на три градуса, всё… Видите, табло не загорелось? Раз табло не загорелось, это говорит о том, что, когда вы будете открывать дверь дальше, трап не выкатится. Поднимайте ручку вверх, поднимайте, взявшись за вспомогательную ручку, выводите дверь наружу …

Корр.: Толкай!

Дмитрий (одновременно): Выталкивайте! Подходите ближе сюда к краю, выталкивайте до остановки, до фиксатора.  Прозвучал щелчок. Всё! И вот здесь у вас находится ограничительный ремень. Ремешок устанавливается в том случае, если здесь нет трапа, телетрапа или другого транспортного средства, которое используется для непосредственного подъема. Представьте, что мы улетаем и нам нужно с вами закрыть дверь. Нажимайте на педаль.

Татьяна: Давайте мы ещё раз закроем, а вы с той стороны открывайте…

Дмитрий: Прям хлопайте ладошкой по ней! Воооот, молодец… Берём за ручку! Давайте помогу вам. За ручку беремся, вот так вот заводим вверх. Заводим дверку, заводим дверку… Потом перехватываемся. Вот так – раз! И отпускаем руку эту вниз. Всё! Мы готовы к вылету! И передаем сигнал бригадиру о том, что дверь закрыта у нас. Всё! Вуаля!

Затем экскурсовод Татьяна предложила юной гостье подняться по лесенке в салон самолета.

Татьяна: Это реальный широкофюзеляжный самолет Ил-96, который использовался компанией. Здесь проводится тренировка, когда идет подготовка к аварийной эвакуации. То есть, если что-то случилось в полёте, то бортпроводники готовят наших пассажиров для эвакуации, но в зависимости от того, что случилось. Здесь есть различные варианты заданий, да, это и пожар в самолете, задымление в самолете, всё реально здесь включается, идёт дым, загорается огонь, есть турбулентность, то есть он подвижный этот тренажер. У нас там есть кабины пилотов, из которых даются команды. И вот видите, там даже есть у нас манекен пилота, которого надо эвакуировать. Можете посмотреть.  Пилоты должны эвакуироваться через форточки, то есть через эти форточки на канатах пилоты эвакуируются. Эта тренировка тоже проходит, если заблокирована, например, дверь из кабины.

Полное название места, в котором для Сони проводили экскурсию, звучит так: Центр подготовки авиационного персонала по аварийно-спасательной подготовке «Вода-Суша». Тому, как себя вести во время аварии на воде, учат в бассейне тренажерного комплекса.

Татьяна: Здесь проходит отработка ситуации, если самолет совершает экстренную аварийную посадку на воду. Это тоже бывает, и были такие случаи. В этом случае  бортпроводники и пилоты должны эвакуироваться сами из самолета, потому что самолет все равно через какое-то время  пойдет ко дну, и эвакуировать пассажиров. У каждого пассажира под креслом есть спасательный жилет. Красный спасательный жилет – это жилеты для экипажа, чтобы они сразу отличались, да, и помогали. На самолете есть различные виды плотов. Вот вы видите, да? То есть это различные модификации.  В них есть все необходимое для того, чтобы достаточно длительное время продержаться до того момента, пока не прибудут спасатели. Также есть сигнальные ракеты, запасы воды, медикаменты и так далее. Бортпроводники каждые два года обязательно тренируются. (Слышно, как тренер подает команды через мегафон.) Вот сейчас смотрите, сейчас вот они… Это если будет, например, приводнение на воду, если это какой-то океан или море, то сейчас будет как раз упражнение как отпугивать акул.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Корр.: Ого!

И. Зотова (спрашивает Соню): А что надо делать, чтобы отпугнуть акул, знаешь?(Соня отрицательно мотает головой)

Корр.: Вот сейчас увидишь.

И. Зотова: Не шевелиться.

Татьяна (смеется): Нет! Наоборот! Как раз наоборот…

И. Зотова: Да?!

Татьяна: Вот смотрите… Нужно… собраться

Корр.: Можно поближе подойти?

Татьяна: Да. Нужно собраться… (ее заглушает звук свистка и громкий плеск воды)…

Мужской голос (одновременно): Подходите ближе-ближе, к краешку!

Соня: А туфли они носят в самолете?

И. Зотова: Туфли? Конечно! Давай спросим! (Татьяне) У нас тут вопрос возник. А стюардессы в какой обуви ходят в самолете? Туфли надевают или только… тапочки?

Татьяна: Не, ну туфли, конечно. Конечно, туфли (смеется) Но невысокий каблук, не выше пяти сантиметров должен быть. Потому что иначе беда будет вашим ногам.

Корр.: И дырки в самолете.

Татьяна: Шпильки нельзя. Когда вы видите стюардесс на высоких каблуках, это только рекламный вариант

И. Зотова: Ну понятно. А работают они…

Татьяна: А работают они, да… Не выше пяти сантиметров.

 Когда мы выходили из бассейна, экскурсовод уверенно заявила:

 Татьяна: Я думаю, что, даже если Софья будет с нами, придет в наш коллектив и будет стюардессой, то вот это вот ей никогда не пригодится. (смеётся) Как и большинству моих коллег. Я отлетала 32 года сама и никогда, слава богу, никакой ситуации аварийной не было. Но тем не менее, конечно, это обязательно должно быть для того, чтобы наш персонал был готов, да. Но этого не случится. Это точно.

Покинув Центр аварийно-спасательной подготовки мы направились в другой корпус Авиашколы, больше напоминающий самолетный ангар. Да и звук нас там встретил характерный. (Слышен гул двигателей.) Представитель «Аэрофлота» Марьям рассказала Соне, что здесь находятся полнопилотажные тренажеры, позволяющие вполне реально «летать» на земле. Позже к нам подошел инструктор и добавил, что правдоподобность такого «полета» равна 95 процентам. «Не моделируется только перепад давления, все остальное моделируется», – объяснил он Соне. И повел девочку в кабину , где ее уже ждала съемочная группа телеканала «Москва 24», работавшая с нами в тот день.

Инструктор усадил Соню в кресло второго пилота, и попросил пристегнуть ремни, предупредив о вероятности попадания самолета в «зону турбулентности».

Инструктор: Задача такая: рука сюда (Кладет руку Сони на джойстик.) Мы сейчас поедем по полосе. На самом деле поедем – ее всю видно… При скорости 140 узлов я вам дам команду: взлетать! Значит, вы от себя потихонечку – рраз! (показывает).

Соня: Угу.

Инструктор: И тогда мы взлетим… (Слышно, как заводятся двигатели.) Так, ты не достаешь до педалей просто, понимаешь?.. Я рулю педалями…

Соня: Угу. 

Инструктор: Ты – ручку, как я говорил, и взлетаем. Да. Хорошо?

Соня: Да.

Инструктор: Все! Сейчас у вас изображение появится… Все! Готово! Полетели!.. (Двигатели заработали в полную силу, очень громко.) Скорость 60 узлов у нас… 80 узлов… 100 узлов… 120… Ручку на себя… Всё!

Марьям: Полетели!

Инструктор: Резко! Резко очень так… Чуть-чуть от себя… Чуть от себя… Ещё от себя… На себя!

Марьям: Всё, мы летим, да? (Соне) Ой! На себя, на себя, на себя…

Инструктор (одновременно): На себя…

(Звучат команды на английском языке)

Инструктор: Так, теперь ручку вправо – мы направо полетим, ручку влево – мы влево полетим… На себя, на себя… На себя, на себя, на себя на себя тяни, вот так… Всё нормально!.. Теперь от себя… От себя, от себя… Резко очень!.. Мы падаем… Мы падаем… Так нельзя резко!.. Ты так старайся, чтобы вот эта зелененькая звездочка была у тебя вот здесь… Сейчас от себя… От себя и опять на себя… Ещё раз на себя и подальше от себя. Держи чуть-чуть вверх, всё-всё-всё. Опять от себя…

Марьям: А где мы летим? Куда мы летим и откуда? Расскажите!

Инструктор: Так. Это мы летаем… в Марселе, Франция.

Марьям: О, мы во Франции, Сонь.

Инструктор: Всё. Мы сейчас переместимся быстренько… в Марсель. (Слышно, как стихают двигатели.) Все.

Марьям: Всё, можно..?

Соня: Всё?

Марьям: Да…

Инструктор: Сейчас, одну секундочку…

Корр.: Остановитесь?

Инструктор: Да, сейчас все успокоится…

Когда Соня вышла из летной кабины, первой ее встретила Инна Зотова.

И. Зотова: Что на экране было?

Соня: Ну… Взлётная полоса…

Корр. (одновременно): Марсель! Там был Марсель!

И. Зотова (удивленно): В Марселе ты была?

Соня: Угу.

Корр.: Марсель-то видела? (Соня мотает головой.) Взлетную полосу видела… Ну и как сажали самолет? Кто сажал самолет?

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Соня: Ну… не я.

Марьям (одновременно): Соня. Она взлетала!

И. Зотова: Ты взлетала?

Соня.: Угу.

Корр.: Штурвал на себя, да?

Инструктор (параллельно объясняет съемочной группе): Мы сейчас летали на тренажере А-320…

И. Зотова: Ну и как? Понравилось? Страшно?

Соня: Да.

И. Зотова: Страшно?

Соня: Угу.

И. Зотова: Угу, Марсель… В Марселе была хорошая погода, видимо… Хорошо сели, мягонько…

Соня: Угу… (смеётся вместе с И. Зотовой)

Надо ли говорить, что в Авиашколе «Аэрофлота» Соне очень понравилось. Интересно было и всем нам. Однако самый главный вопрос мы задали экскурсоводу Татьяне уже в самом конце, перед отъездом из Шереметьево.

Корр.: Хорошо, а по каким параметрам отбираются стюардессы? На что обращают внимание?

Татьяна: Первое и самое важное для работы стюардессы – это очень любить людей. Если ты любишь людей и готов их спасать не только вот в таких ситуациях, а даже в ситуациях, которые совершенно штатные, да, происходят на борту, то это, конечно, предназначение жизни. Второе, конечно, это какие-то те моменты, которые обязательно должны соблюдаться – это здоровье. То есть все наши кандидаты проходят летную комиссию и бортпроводники каждый год проходят летную комиссию. Здоровье – это обязательно, если нет здоровья, то, конечно… эта профессия невозможна, да. Сейчас требования еще есть по знанию английского языка, по коммуникабельности…

Корр.: Вот смотрите, Софье сейчас еще18-ти нет. Берут ли в стюардессы несовершеннолетних?

Татьяна: Нет. Несовершеннолетних не берут. Берут стюардесс уже с 18-ти. Вот я лично тоже пришла в 18 лет после школы. И всю жизнь проработала здесь! (улыбается) И Софью мы, конечно, тоже возьмем, если она захочет.